«Тираны семьи» и «инфарктогенные личности»

Отличительные особенности возбудимой психопатии — повышенная эмоциональная возбудимость, несдержанность, готовность к вспышкам гневливого раздражения, наклонность давать по малейшему поводу неадекватно сильную злобную реакцию, доходящую до приступов неудержимой ярости и агрессивности. Вне этих состояний эти люди довольно критично оценивают свое поведение, однако при повторных столкновениях с окружающими вновь реагируют гневливо-яростными аффективными вспышками.

Наиболее явственно необузданность эмоций проявляется в условиях домашнего окружения, когда, не встречая должного отпора, психопат диктует свою волю родным и близким, устраивает по пустякам невообразимые «разносы», обнаруживает мелочную придирчивость и нетерпимость к чужому мнению. В обстановке всепрощения и вседозволенности пышно расцветает махровый эгоизм и себялюбие, склонность к тирании, причудливая капризность, грубый произвол и самоуправство. Любая попытка жены развестись жестоко пресекается, еще более накаляя семейную обстановку (угрозы физической расправы, нанесения увечья, которые затрагивают и родственников жены).

Такие «тираны семьи» делают жизнь родных и близких невыносимой, и лишь очередная дикая вспышка ярости и гнева, приводящая психопата на скамью подсудимых, прерывает на время это беспросветное существование; с возвращением из заключения прежняя линия поведения сохраняется. Ни слезы, ни мольбы, ни увещевания не приносят облегчения, напротив, осознание своей безнаказанности в еще большей мере «распаляет психопата».

Повышенная требовательность и бесцеремонность свойственны возбудимым психопатам и в обращении с окружающими: без видимой причины могут затеять скандал в общественном месте, бросить в лицо незнаемому человеку оскорбительные слова. С ними можно говорить лишь в трезвой, спокойной обстановке; по мере «нагнетания» аффекта усиливается несдержанность, крикливость, неспособность контролировать эмоции. Поражает быстрота перехода от состояния уравновешенности и спокойствия к дикому разгулу ярости и злобы (загораются, «как порох», и медленно успокаиваются, испытывая после таких разрядов чувство усталости, разбитости и даже сонливости). Это умение легко наэлектризовывать обстановку, отрицательно влиять на эмоции окружающих создает им репутацию «инфарктогенныж» натур. Иногда же конфликт завершается попыткой к самоповреждениям, носящей демонстративный характер (царапают грудь, вскрывают вены на запястье или в локтевом сгибе): физическая боль на время снимает эмоциональное напряжение, отрезвляет, заставляя более критично оценивать ситуацию.

Примером может служить молодой шофер, 24 лет, достаточно образованный и эрудированный, с приятной наружностью и подкупающими манерами поведения. В разговоре выяснилось, что в семье создалась затруднительная обстановка — жена намерена его, оставить, хотя «клянется, что горячо любит». Причина — частые, неконтролируемые «срывы», доходящие до семейных дебошей и рукоприкладства. Несколько раз привлекался к судебной ответственности за «дерзкое поведение» и хулиганские выходки. Как правило, они возникали после приема небольших доз алкоголя, который «окончательно снимал внутренние тормоза» (последний раз устроил скандал, в троллейбусе, так как показалось, что один да пассажиров «ехидно посмотрел» на него). Откровенно рассказал, что еще в детстве его считали «психованным» ребенком: рос капризным, раздражительным, упрямым и своенравным. Однажды на уроке прокусил руку классному руководителю, который намеревался занести в его дневник замечание; помнит о происшедшем смутно, «как будто разум помутился». Женился по любви, по супругу ревновал, требовал безусловного подчинения, не выносил противоречий в таких случаях возникало «дикое буйство», набрасывался с ножом .на тещу, которая «вмешивалась» в их жизнь. Временами одолевали «приступы хандры», никого не хотел видеть, искал- уединения, готов был «все сокрушать», подумывал  о самоубийстве,  но решил  обратиться   к врачу.  Стационарное  лечение несколько смягчило психопатическое поведение: жена отмечает заметную упорядоченность и большую рассудительность, старается во всем ему помогать. Улучшились также и взаимоотношения на производстве, появился «вкус к работе».

Первые проявления психопатии обнаруживаются чаще всего в ранние детские годы: выглядят ершистыми, нелюдимыми, часто без видимой причины озлобляются, дико кричат, не терпят никаких запретов. Любые наказания еще больше озлобляют ребенка, вызывают бурные реакции протеста и агрессии. В школе слывут как «трудные» подростки, поражающие педагогов’ нарочитой жестокостью и бессердечием. В общении со сверстниками пытаются командовать, подчинять себе более слабых подростков, не гнушаясь угрозами физической расправы, а иногда осуществляют садистские акты. В порыве ярости и гнева совершают зачастую необдуманные поступки, вплоть до криминальных.

Окончательный психопатический облик складывается, как правило, после минования пубертатного возраста, когда устанавливается отчетливый патологический стереотип поведения. Весь жизненный путь возбудимого психопата представляет собой периодическую смену затишья w бури (старые психиатры говорили о трех вариантах биографии таких субъектов — тюрьма, самоубийство, психиатрическая- больница). Характерна непереносимость спиртных напитков, которые в еще большей мере растормаживают низменные страсти. Лишь при очень благополучной окружающей среде, с годами патологические формы реагирования  несколько сглаживаются,  компенсируются.

Особняком в сборной группе психопатий стоят так называемые эпилептоидные натуры (похожие но своему личностному облику на больных эпилепсией). Аффект недовольства и ярости «вызревает» медленно, постепенно, по механизму кумуляции, проявляясь вовне в разрушительных, все сметающих на своем пути эксцессах. Отсюда проистекают столь пугающие близких и соседей жестокие экзекуция над ребенком: со звериной силой» наказывают детей за неряшливость, плохую отметку и т. п. Также нещадно расправляется с женой, которая «не вовремя погладила брюки», подала неподогретый суп (один пациент выплеснул в лицо жене «некачественные» щи). Обычно они добиваются абсолютного подчинения и безропотности, сурово пресекая любые попытки «своеволия». Многим из них свойственна лицемерная маска угодливости и обходительности с людьми, от которых зависит их карьера или материальное положение. Сослуживцы нередко и не подозревают о деспотичном семейном образе жизни, однако иногда сами становятся жертвами конфликтного поведения (вариант мелочных «борцов за правду и справедливость», понимаемых ими в узко эгоистическом плане). В более поздние годы они зачастую становятся на путь длительных, изнуряющих судебных разбирательств по самым ничтожным поводам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.