Трипартизм – основа организационной культуры в социальном государстве

Изменения среды (социальной, бизнеса), с которой имеют дело государственные и муниципальные учреждения, инициировали во второй половине XX в. процесс перехода от администрирования (формы государственного управления) к менеджеризму (государственному менеджменту) — новым формам оказания общественных услуг: маркетинизации взаимоотношений граждан (клиентов, заказчиков) с госаппаратом; созданию хозрасчетных учреждений, выступающих как подрядчик по отношению к государственным и муниципальным органам; прямым отношениям исполнительной власти с группами организованных функциональных интересов, координирующим усилия в консенсусном принятии управленческих решений в условиях демократического плюрализма и др.

В результате принципы и этика частного сектора, бизнеса проникают в систему государственного и муниципального управления и актуализируют эффективное общественное участие в ней, являющееся дополнением демократического процесса. Таким образом, граждане, социальные группы получили реальное право и возможность быть вовлеченными в процессы планирования и принятия управленческих решений.

Данная модернизация привела к переходу властно-управленческих структур от доминирования принуждения и контроля, простого информирования общественности об их решениях, через поиск общественного мнения и социального партнерства до вовлечения общественности в принятие сложных социально-экономических решений. Корпоративная культура в рамках массового общества — общества согласия – проявляется на полноценной трипартистской инфраструктуре при участии социального государства. Она включает три (трипартизм) ключевые социальные силы: капитал (собственники, предприниматели), труд (наемные работники) и социальное государство (власть), от взаимовыгодного взаимодействия которых зависит стабильность и динамическое развитие общества.

Данный трипартизм предстает как механизм регулирования трудовых и связанных с ними социально-экономических отношений на основе социального диалога и сотрудничества «сильных» социальных сил и их ассоциаций (профсоюзы, объединения, союзы и т.п.), а также других заинтересованных лиц (консультанты, эксперты и т.п.). В рамках трипартизма осуществляется, с одной стороны, интегрированность труда и капитала в механизмы властно-управленческих процессов, а с другой – удлинение «рук государства» минуя выборные законодательные структуры. Основополагающим мотивом трипартистских корпоративных отношений является не просто согласование позиций его субъектов, но и взятие равноответственных обязательств их выполнения: только сильные партнеры-союзники способны нести ответственность за взятые договорные обязательства и соглашения. Это не позволяет столкновениям групп интересов выливаться в «войну всех против всех», ведущую к развалу социальной жизни. Поэтому создание структур ведения переговоров и контроля над соблюдением договоренностей является приоритетным в деле регулирования социально-трудовых отношений и решения комплекса вопросов социально-экономической стабильности в обществе. Механизм трипартизма складывает основные группы интересов в вектор созидательного, конструктивного развития, интегрирует в эффективный управленческий процесс и инкорпорирует в механизмы принятия властно-управленческих решений.

Равный доступ сторон в полноценных трипартистских инфраструктурах к властно-управленческой сфере снижает вероятность конфликта между добровольными участниками корпоративных отношений: только поддерживаемое равно-ответственным их положением социальное партнерство способно обеспечить стабильность и развитие производственно-хозяйственной сферы, социальных отношений и страны в целом. Данные модели корпоративных взаимоотношений сторон отражают, во-первых, вывод социального партнерства из сферы политики и противоборства политических сил. Во-вторых, право предпринимателей, работодателей и наемных работников через систему социального партнерства на всех уровнях решать все трудовые, социально-экономические вопросы. В-третьих, право государства компетентно вмешиваться в решение этих вопросов, когда а) рынок перестает действовать как регулирующий механизм; б) есть угроза нанесения ущерба общенациональным интересам; в) конфликтующие стороны не могут разработать компромиссное решение. Проблема заключается в том, что каждая из сторон трипартистского согласительного процесса имеет свои интересы: государство — стабильность социального порядка; предприниматели — получение прибыли; наемные работники — достойные условия жизни. Трипартистские структуры призваны через процедурно упорядоченный социальный диалог (переговорный процесс), взаимоответственные «консультации — соглашения — обязательства» участвующих сторон вывести на уровень позитивного корпоративизма — форму достижения согласия по принципиальным социально-экономическим вопросам в рамках демократического социального порядка и рыночной демократии.

При этом совпадение нескольких перспективных целей выступает важным условием формирования долгосрочных и устойчивых партнерских отношений. Наоборот, совпадение промежуточных, частных целей формирует временное партнерство. Если же цели не совпадают, то говорить о социальном партнерстве не приходится. Таким образом, позитивный корпоративизм — это данность, без которой современное демократическое общество обойтись не может. Механизмы трипартизма (бипартизма) способствуют согласованным решениям конкретных социально-экономических проблем, удовлетворяющих группы интересов основных социальных сил общества. В частности, в демократических обществах, в различного рода «согласительных комиссиях» собирались представители государства, профсоюзов, предпринимателей и договаривались об основных параметрах социально-экономического развития, включая налоги, инвестиции, законодательство, тарифы, уровень, дифференциацию зарплаты, нормы занятости, рабочие места, условия труда и т.д. Все это делалось демократическим путем, на глазах у публики. Затем через систему взаимодействия исполнительной и законодательной властей коллективные договоренности закладывались в бюджет и получали законодательное оформление. Данный позитивный корпоративизм (неокорпоративизм) стал одним из каналов функционального представительства интересов государства, капитала и труда, основанного на прямых контактах сторон, не опосредованных выборами, разделением властей и т.д. Таким образом, согласованные решения конкретных социальных проблем способствовали определению общих целей социально-экономической политики, удовлетворяющих группы интересов основных социальных сил общества.

Становление корпоративизма на ценностях социального партнерства сопровождается позитивными следствиями: ростом управляемости социально-экономических процессов, повышением социальной ответственности властно-управленческих структур, соучастием наемных работников в собственности и делах предприятий, ростом благосостояния и формированием среднего класса, падением забастовочной активности, сокращением безработицы, уменьшением политической нестабильности и др. При этом корпоративизм с полноценной трипартистской инфраструктурой — государство, капитал, труд — приносит социальный эффект, когда стороны корреспондируют друг другу на основе социального обмена, который носит некоммерческий характер.

При использовании текста гиперссылка на сайт обязательна!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.