Истерический характер

Наклонность к фантазированию в известной мере является компенсаторной чертой, позволяющей поддержать слабые надежды, смягчить чувство неполноценности, уйти от унылого существования, серой повседневности, дефицита ярких жизненных впечатлений (таковы, к примеру, грезы Ромашова в «Поединке» А. И. Куприна). Однако закрепление этой тенденции «жить в мечтах» обнаруживает все нарастающую слабость воли, ее «бесплановость». С возрастом необузданная игра фантазии заметно умеряется, вновь оживая в инволюционном периоде.

Истерические личности с их чрезмерно развитым воображением, внушаемостью и самовнушаемостью, легкой тягой к подражанию обнаруживают повышенную способность воспроизводить разнообразные болезни, создавать «маски», подсмотренные у других больных хирургические или терапевтические страдания. Как показали наши исследования, самым частым способом обратить на себя внимание, показать необычность «болезненного» состояния, подвергаться многочисленным обследованиям было инсценирование массивных и продолжительных кровотечений — из желудка, влагалища, носа, ушей, полости рта. На первый план выступали «приступы жесточайших болей», «обмороков от большой кровопотери», причем больные охотно демонстрировали обширные «кровоподтеки», упорные кровохарканья, ставившие в тупик медицинский персонал. При установлении факта инсценировки кровотечений бурно реагировали взрывами возмущения, обиды, ярости, затяжными «протестами и голодовками», прибегали к демонстративным попыткам к самоубийству.

Несколько реже подобных «геморрагических» картин встречались попытки самоповреждений (введение под кожу масел, прижигания и т. п.) с целью вызвать изъязвления, абсцессы, загадочные и «неизвестные» проявления кожных или хирургических заболеваний. В качестве примера сошлюсь на клинические наблюдения за двумя родными сестрами, находящимися в разное время на лечении в психиатрической клинике. Старшая из них, Валентина, 24 лет, в детстве воспитывалась у дяди, очень неуравновешенного и взбалмошного человека; выполняла по дому всю «черную» работу, «детства не видела». В 20 лет оперирована, но поводу аппендицита, в послеоперационном периоде ее лихорадило, получала антибиотики, после чего появились множественные свищи в области голеней и предплечий, по передней поверхности туловища. На протяжении 3 лет тщательно обследовалась в хирургических и кожных клиниках, пока одна из медсестер не обнаружила, что больная вводит себе шприцем масла, вызывая нагноения. После установления обмана пыталась выброситься из окна, отказывалась от еды, пыталась   проглотить черенок от ложки. Перевод в психиатрическую клинику встретила спокойно, быстро освоилась, по-детски выражала  восторг, что «3  года удавалось провести врачей». К концу лечения стала мягкой, обходительной, много читала, охотно занималась трудом. После выписки устроилась швеей.

С другой  сестрой,  Александрой,  22 лет,  довелось встретиться через 5 лет. Ее направили на обследование врачи-гематологи, которые не  могли  понять   природу «таинственных» и неожиданных кровоизлияний в самых различных участках тела. Миниатюрная, с детски наивным выражением лица девушка. С гримасой боли демонстрировала обширные кровоподтеки на руках и туловище. В ходе длительной беседы, наконец, созналась, что  намеренно   вызывала  кровотечения — «хотелось внимания врачей, устала от непосильной работы». С этой целью незаметно  для  окружающих  царапала слизистые носа, вызывала обильные кровотечения из горла, до боли щипала кожу, оставляя кровоподтеки, синяки. В отделении красочно рассказывала о своем в трудном детстве, жестоком обращении со стороны мачехи, что привело к почти неодолимой тяге к фантазированию, частым переменам настроения, когда «все казалось серым и неинтересным, не хотелось жить».

После   производственного конфликта  (порезала  на раскрое отрез дорогого материала) очень расстроилась, чувствовала резкое головокружение, прилегла   на кушетку  с  красным   покрывалом — почти  сразу  возникло представление, что  она  умирает  от массивной кровопотери,  воображение нарисовало  картину пышных похорон,  траурной  мелодии.  А  вскоре  созрело решение «попасть   в   больницу   для   отдыха». Лишь длительная психотерапевтическая работа позволила преодолеть «бегство в болезнь».   

Среди других важных качеств истерической личности следует иметь в виду чрезмерную эмотивность, обидчивость, капризность, повышенную внушаемость и самовнушаемость, развитый эгоизм и эгоцентризм. В условиях, когда поддерживается и культивируется жажда признания, при отсутствии сдерживающего начала пышно расцветает бравада, самолюбование, игра в «страдальца и мученика». 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.